Kerryprato
Kerrypratoрегистрируется
Приветствуем!, 13 минут назад
MichaelHix
MichaelHixрегистрируется
Приветствуем!, 1 час назад
Roberthal
Roberthalрегистрируется
Приветствуем!, 2 часа назад
NestorduAsy
NestorduAsyрегистрируется
Приветствуем!, 3 часа назад
Josephhaite
Josephhaiteрегистрируется
Приветствуем!, 5 часов назад
Randalljes
Randalljesрегистрируется
Приветствуем!, 6 часов назад
RussellTwemn
RussellTwemnрегистрируется
Приветствуем!, 7 часов назад
NathanFaile
NathanFaileрегистрируется
Приветствуем!, 8 часов назад
Jamesgow
Jamesgowрегистрируется
Приветствуем!, 8 часов назад
Michaelsture
Michaelstureрегистрируется
Приветствуем!, 9 часов назад
Lloydvag
Lloydvagрегистрируется
Приветствуем!, 10 часов назад
ErnestBleme
ErnestBlemeрегистрируется
Приветствуем!, 10 часов назад
StevenVIZ
StevenVIZрегистрируется
Приветствуем!, 11 часов назад
BobbySoile
BobbySoileрегистрируется
Приветствуем!, 12 часов назад
Редакция
Редакциядобавляет афишу, 13 часов назад
GregoryBotte
GregoryBotteрегистрируется
Приветствуем!, 13 часов назад
Henryrek
Henryrekрегистрируется
Приветствуем!, 14 часов назад
ChrisScusa
ChrisScusaрегистрируется
Приветствуем!, 15 часов назад
Живая лента

Сергей Степашин: Для Владимира Путина власть не была самоцелью

Описание

Владимир Путин, которому 7 октября 2022 года исполняется 70 лет, — лидер, которому в условиях гибридной войны с Западом пока нельзя передавать кому-то другому управление страной, чтобы Россия не пошла по пути Югославии. О чем будущий президент просил Бориса Ельцина, когда был назначен директором ФСБ, каков Путин в гневе, какие качества характера позволили ему стать политиком номер один в мире — об этом в большом интервью нашему изданию рассказал один из близких товарищей Владимира Путина, экс-премьер-министр России, генерал-полковник Сергей Степашин.

Сергей Степашин: Для Владимира Путина власть не была самоцелью

В «бандитском» Петербурге его звали Штази

— Сергей Вадимович, на посту премьер-министра России вы сменили Евгения Примакова, а после, в 1999 году, передали эстафету Владимиру Путину. Насколько хорошо тогда вы знали своего преемника?- Очень хорошо. Мы знакомы с 1991 года, когда он стал заместителем Анатолия Собчака по внешнеполитическим связям. Это, считаю, было самое тяжелое время, за исключением блокады Ленинграда, время для родного и ему, и мне города. «Бандитский» Петербург: тяжелейшая ситуация была тогда и в городе, и в стране.- Какое первое впечатление Путин произвел на вас?- Несмотря на внешнюю скромность и молчаливость, было понятно: это очень волевой человек. «Крутые» питерские бизнесмены тогда прозвали его Штази (название спецслужбы в ГДР, где Путин находился в командировке по линии КГБ СССР. — Прим. ред.) — за то, что он знал все и про всех, обладал сильным характером. Помню, как сильно он поддерживал Собчака: Анатолий Александрович, хоть и умел прекрасно говорить, был человеком увлекающимся, гуманитарием. А все хозяйство, по сути, держалось на Путине.Спустя какое-то время мы с ним встретились уже в Москве, куда я перебрался работать раньше него. Собчак тогда совершенно неожиданно проиграл питерские выборы Владимиру Яковлеву. Путин уехал в незнакомую для него Москву — по большому счету в никуда. Ему предложили сначала место у Павла Бородина, управляющего делами Президента России: там заметили отличные организаторские способности Путина. А вскоре он уже возглавил Контрольное управление главы государства, стал первым замглавы Администрации Президента. В тот период я возглавлял административный департамент аппарата Правительства России, который отвечал за все материально-техническое обеспечение всех силовых структур страны. И мы с ним очень тесно работали.Позже Владимир Путин стал директором ФСБ, а мне, его предшественнику, поручили возглавить МВД. И мы с ним много работали уже по вопросам безопасности и по антикоррупционным делам.

Первые восемь лет — лучшие

— Для вас стало сюрпризом, что именно Путин сменил вас на посту премьера?- Нет, скорее сюрпризом стало то, что перед этим я сменил на том же посту Евгения Максимовича Примакова. А по поводу кандидатуры Владимира Путина как претендента на должность председателя Правительства слышал не раз — он же на тот момент уже был и директором ФСБ, и секретарем Совбеза. Это очень высокая позиция. Помню, как на переговорах в США Строуб Тэлботт (замглавы Госдепа США с 1994 по 2001 год. — Прим. ред.) мне сказал: тебе, мол, готовится замена в лице Владимира Путина. На что я спокойно ответил: «Не ваше это дело». Так что о предстоящем назначении Владимира Владимировича знал заранее. — Вы знали тогда, что Путин займет и пост президента?- Да. Как только был решен вопрос о премьерстве Путина, сразу стало ясно — это преемник Ельцина. Я уже знал, что действующий на тот момент президент должен был уйти в отставку, — мы говорили об этом с Валентином Юмашевым (при Борисе Ельцине занимал различные посты, в том числе руководителя Администрации Президента и советника главы государства. — Прим. ред.).

— Предполагали, что Владимир Путин так долго сможет быть во главе страны?- Нет. Н, думаю, что он и сам этого не предполагал: в одном из своих интервью в те годы он как-то сказал, что двух президентских сроков ему будет вполне достаточно. И, на мой взгляд, первые восемь лет президента Путина — лучшие годы его правления. Стабилизация экономики и политической власти, налаживание отношений с парламентом, решение социальных вопросов, серьезное уважение к независимой политике России в мире — это все тогда произошло.При этом уверен, что Путин остался не потому, что ему очень хотелось быть на вершине власти. Откровенно говоря, у меня были сомнения, стоит ли ему идти на выборы президента в 2024 году. Но сейчас для меня совершенно очевидно: после того как США через Украину объявили нам гибридную войну, ему ни в коем случае нельзя отпускать управление государством. Иначе нас может ждать повторение 1917 года или судьба Югославии. Это мое личное мнение.

От Мюнхена до СВО

— В одном из интервью вы сказали, что Путин никогда не отступает назад. Кто-то это пытается ставить ему в упрек, объясняя упрямством, завышенной амбициозностью...-… это обусловлено его решительностью и последовательностью. Только так.

— А можете вспомнить ситуации, в которых Путин вас в хорошем смысле удивлял этими качествами?- Во-первых, это Мюнхенская речь в 2007 году. Казалось бы, у нас хорошие отношения с Большой восьмеркой, с США. Но тут они нарушают все договоренности по коллективной безопасности. Мы договорились тогда, что хватит уже испытывать Россию. Мы вывели войска из Германии, договорившись, что в ответ НАТО не будет приближаться к нашим границам. Это они обещали и Владимиру Путину. И обманули. И то, как он себя повел в Мюнхене, не стал молчать, — это резануло на Западе абсолютно всех. Стало ясно, что с Россией так шутить нельзя.Вторая ситуация — это, конечно, присоединение Крыма. Историческое решение, которое было блестяще исполнено. Честно говоря, мне до сих пор жаль, что мы тогда остановились только на Крыме и Севастополе… Это я как военный человек говорю. Третья история — его действия сейчас. И это касается не только специальной военной операции, но и в целом его решений, смысл которых один — Русский мир мы не отдадим. Точка. Думаю, пройдет еще немало времени, когда все мы, и особенно наша молодежь, осознаем: сегодня на Донбассе, других театрах действий гибридной войны с Западом мы Россию возвращаем России. Раз отступишь, бросишь — и будет то же самое, что случилось с прекрасной страной под названием "Югославия«.Посмотрите, как нас стали уважать в мире. Кто-то, может, еще посмеивается над возродившимися симпатиями стран Африки к России. Но есть еще страны Юго-Восточной Азии, есть, на минуточку, страны Ближнего Востока. Никто и подумать несколько лет назад не мог, что один из самых близких союзников США, Саудовская Аравия, а также ОАЭ, Катар или Кувейт сегодня будут намного ближе к нам, чем к американцам. А ведь сговор Эр-Рияда и Вашингтона в 80-е годы ХХ века, который обвалил цены на нефть, позволил нанести смертельный удар по советской экономике. Так вот сейчас о чем-то подобном и речи нет. И роль Путина здесь — решающая.

На выходных ночевал в больнице у отца

— Как-то вы сказали, что не слышали, чтобы Владимир Путин на кого-то кричал или ругался. Но подметили, что страшнее любого крика — молчание Путина. А вам доводилось видеть его в гневе?- Да, было и такое. Например, когда представил ему доклад о хищениях в Рособоронсервисе, после чего в 2012 году с поста министра обороны был уволен Сердюков. Или в 2002 году, когда мы по поручению главы государства подготовили материалы по итогам приватизации в России, — эта книжка, кстати, потом стала настоящим бестселлером, была переведена на английский язык. Когда Путин с ней ознакомился, то с горечью произнес:

«Я о многом знал. Но что все обстоит именно так, даже не представлял». Тогда я возглавлял Счетную палату, и мы с ним довольно часто встречались — докладывал по многим острым вопросам Путину напрямую.Была и ситуация, когда объектом его гнева оказался я сам. Это произошло после моего выступления в Госдуме, где я раскритиковал идею монетизации социальных льгот в России. Мне тогда предложил публично заявить свою позицию спикер Борис Грызлов. После мы встретились с президентом на одном мероприятии. Он подходит ко мне — видно, что очень сильно недоволен. «Ты в президенты собрался, что ли?» — больше ничего не сказал. Потом, уже поздно вечером, я ему позвонил — знал, что он может и до часу ночи работать. Спрашиваю: что случилось? Путин говорит: приезжай завтра, переговорим. Я приехал — изложил свою точку зрения. И он со многим из сказанного согласился. Но не надо, говорит, было выносить это в публичную плоскость. И для меня здесь было главным то, что он не затаил ничего, не «убрал дело под стол», чтобы вынуть в нужное время. Это может сделать только по-настоящему сильный и уверенный в своих действиях политик.- А бывало, что вы предлагали Путину то, что он сначала не принимал, но после соглашался?- Пожалуй, да. Это связано с работой возглавляемого мною Фонда содействия реформированию ЖКХ, идея о создании которого пятнадцать лет назад принадлежала лично Путину. Нам обоим эта тема близка: в детстве мы жили в коммуналках. Изначально срок работы фонда был ограничен пятью годами. Когда пришло время, я предложил продолжить его деятельность — мы действительно успешно работали. Президент сказал: ему рассказывают, будто сотрудники фонда государственные деньги, что называется, по карманам распихивают. «Это неправда», — говорю.
Положил перед ним справку о деятельности. Путин взял ее: «Через неделю перезвоню». Перезвонил, как обещал: «Ты был прав, работайте». И фонд наш живет по сей день, — мы переселили за все время полтора миллиона людей из аварийного жилья.

— Каковы, на ваш взгляд, главные человеческие качества Владимира Путина?- Прежде всего — сила воли. Если принял решение, он уже не «виляет». Второе — он хорошо подготовлен. Грамотный человек с прекрасным образованием и с отличной «ленинградской» школой жизни. Третье, что очень и очень важно, — надежность и постоянная, многолетняя верность данному слову. Это вам не Байден, Шольц или Макрон: если Путин сказал «да» — это «да», если «нет» — значит, «нет». И четвертое, во что, думаю, многие не поверят, но это так и есть, — власть для Путина не является самоцелью. Просто он считает, не без основания, что должен тащить, что называется, до конца. Еще у него есть одна черта, которая и помогает ему, но иногда и подводит, — он никогда не выбрасывает на улицу людей, с которыми начинал вместе работать, если они не воруют и не предают. Это против него часто используют в публичной сфере.Расскажу, пожалуй, об одной истории, о которой мало кто знает, но которая его ярко характеризует. Когда Путина назначили директором ФСБ, мы сидели с ним в моем кабинете в здании МВД на Житной. Он сказал тогда: «Знаешь, я у президента об одном попросил — чтобы мне в субботу и воскресенье дали возможность ездить в Петербург». Знаете, для чего ему это нужно было? Чтобы навещать в больнице отца, который болел раком. И Путин на поезде каждую неделю приезжал к нему из Москвы и сутки не выходил из больницы: ночевал, ухаживал. И так продолжалось почти год, пока Владимир Спиридонович не скончался в августе 1999 года. — Что вы считаете главным достижением Путина как политика и главы государства?- То, что Россия при нем стала сильной, независимой, самостоятельной. Да, все непросто и впереди будут трудные времена. Но Россия показала, что может устоять даже на фоне западных санкций, которые сами их авторы назвали «адскими». Особенно отмечу, как укрепился ВПК: вопросы к армии всегда были и будут, но то, что с ее усилением нас теперь слышат и уважают, — по-моему очевидно.Еще одним достижением Путина считаю то, что у нас сформировалось новое поколение молодых людей, которые неравнодушны к своей стране. Молодежь стала менее инертна — и это то, к чему стремился Владимир Путин.

«Чего изволите» не работает

— Как думаете, в Кремле ожидали, что СВО на Украине затянется?- Думаю, этого никто не ожидал. Иначе не было бы необходимости в частичной мобилизации. Но я хорошо знаю Путина: он проверяет информацию из нескольких источников. Поэтому у меня посыл не к нему, а к тем, кто рядом с ним, — друзья, не подводите главу государства, которому сейчас пришлось все взять лично на себя. Подумайте еще раз, какие советы вы ему даете.Сейчас настало время, когда необходимо честно и открыто докладывать, в том числе и о неприятных вещах. Путин, к слову, совершенно спокойно принимает объективную информацию. И если кто-то об этом подзабыл — пора вспомнить. «Чего изволите?» сегодня не сработает — в нынешней ситуации это будет подстава для президента.- Как считаете, возможны ли при Путине мирные переговоры с киевским режимом?- Нет, там не с кем переговариваться. Переговоры могут быть только с Госдепом США. И то только после выборов в американский парламент в ноябре 2022 года.

— Вы многие годы занимались вопросами безопасности. Каковы сегодня риски глобального вооруженного конфликта?- Он возможен только в случае использования ядерного оружия. Надеюсь, этого не будет. Хотя сейчас ситуация, как мне представляется, в чем-то сравнима с Карибским кризисом 1962 года. А на Западе разница между сегодняшними политиками и политиками того времени очень велика. Когда американские военные предложили президенту Кеннеди нанести ограниченный ядерный удар по Кубе, тот попросил совета у Эйзенхауэра — пятизвездочного генерала, экс-президента США. Тот сказал ему: «Джон, если ты хочешь принимать решение о большой войне, никогда не слушай военных». И я, как человек, закончивший военно-политическую академию, с ним полностью согласен.

Лидер России

— Судя по некоторым публичным выступлениям, у нашего президента неплохое чувство юмора. А в личном общении он анекдоты любит? Рассказывает?- Нет, это не про него. В отличие, кстати, от Евгения Примакова, которого и по сей день считаю лучшим анекдотчиком. При этом сегодня Путин — один из лучших публичных политиков страны. Он умеет «зажигать» людей. — Как думаете, когда-нибудь период правления Путина будут изучать по учебникам истории?- У меня в этом даже сомнений нет. Причем есть основания полагать, что это будет происходить не только в России, но и на Западе. Его правление — огромный период в истории нашей страны, который будет привлекать внимание исследователей. — Если бы сегодня вас спросили «ху из мистер Путин?», что бы ответили?- Кратко — лидер России. Этого вполне достаточно.- Вы ровесники с Путиным. Что пожелали бы ему в день 70-летия?- В первую очередь — силы духа и морального спокойствия. Удачи, которая иногда нужна, особенно в большой политике. Ну и настоящих профессиональных друзей, умеющих говорить правду в глаза.

Источник

Парламентская газета
Опуб. 7 октября 2022
398
1
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...

Читайте также

Популярные фото Феодосии