vmeklaczcah
vmeklaczcahрегистрируется
Приветствуем!, 3 часа назад
Редакция
Редакциядобавляет новость, 7 часов назад
Редакция
MichaelAbunc
MichaelAbuncрегистрируется
Приветствуем!, 11 часов назад
exchangercah
exchangercahрегистрируется
Приветствуем!, 13 часов назад
Shelleycek
Shelleycekрегистрируется
Приветствуем!, 16 часов назад
Редакция
Редакциядобавляет новость, 19 часов назад
BradleyWew
BradleyWewрегистрируется
Приветствуем!, 21 час назад
DublicFulge
DublicFulgeрегистрируется
Приветствуем!, 1 день назад
Живая лента
Лариса СЕМЁНОВА (газета ПОБЕДА)

Ирина Евса: «Люблю Коктебель, Феодосию, у меня здесь много друзей»

Описание

На нынешнем симпозиуме «Волошинский сентябрь» поэт из Харькова Ирина Евса возглавила жюри Волошинской премии и объявила имя победительницы. А год назад в эти дни она сама принимала в Коктебеле поздравления по случаю получения этой премии за книгу стихов «Юго-Восток».

Ирина Евса: «Люблю Коктебель, Феодосию, у меня здесь много друзей»

После окончания церемонии в минувшую пятницу Ирина Александровна долго читала стихи обладательницы Волошинской премии-2017 Светланы Кековой из Саратова. Даже без её признания о том, что она очень любит поэзию Светланы Кековой, слушатели бы об этом догадались, — слишком похожи настроения обеих поэтесс.

— В прошлом году вы всё время были на слуху: сначала — престижная Русская премия в Москве, по-том — Волошинская премия в Коктебеле. Вы только что читали Кекову: «Весь мир стремится стать руи-нами, всё остальное — блажь, риторика». Запомнились и ваши прежние слова о том, что «в мире раз-растается трещина, из которой свистит не сквознячок уже, но вихрь, разрушающий самые основы». Да, сегодня рушатся семейные, межчеловеческие, межгосударственные связи. Люди становятся одиноки-ми атомами, блуждающими в остывающем мире. Светлана Кекова пишет о том же. Очевидно, у поэтов актуальны трагические, кассандровские мотивы?

— Конечно. Поэт вообще — локатор, он ловит то, что наступит, возможно, через годы и десятилетия. Поэт осо-бенно остро реагирует на трагические узлы, которые ещё только завязываются или нашему глазу не видны. И у Светы Кековой это всегда было в стихах. Практически всё, что было ею предсказано, сбылось. Это не какие-то прямые предсказания. Но предчувствие трагедии, ощущение того, что в воздухе нечем дышать, как бывает пе-ред грозой, она поймала давно, и мы с нею об этом не один раз говорили. К сожалению, обе оказались правы.

— Как вам живётся с таким мироощущением?
— Я бы предпочла жить иначе, но раз мы попали в такую ситуацию, остаётся быть человеком, не обозлиться, не ступить на тропу войны со своими близкими и друзьями. Сохранить собственное достоинство, не дать себя растоптать и, всё-таки, не провоцировать вражду. Её и так достаточно. Я пытаюсь этот делать, насколько получа-ется. Какие-то вещи, которые в своём локальном мире могу сохранить, пытаюсь спасти. Если бы этим занялся каждый, может, мы и вышли бы из этой ситуации.

— Ваша книга «Юго-Восток» — не о Донбассе, но, тем не менее, как её приняли на Украине? Ещё в прошлогоднем интервью «Известия» заметили вам, что название провоцирующее.
— Сейчас русские книги с большим трудом попадают на Украину. Правда, после получения Русской премии у меня взял интервью киевский журнал «Фокус». Да, название провоцирующее, но я хотела назвать так книгу очень давно, ещё до всех этих событий. Когда директор издательства «Арт Хаус» в Москве собрался её издать, задумалась, не поменять ли название. Но потом решила, что пусть таким и остаётся. Юго-восток — это место мое-го обитания, мой ареал. Харьков как восток и Крым — как юго-восток, здесь я всё лето живу у себя в Береговом под Феодосией, много лет назад купила дом.

Никто на меня конкретно за книгу не нападает. Но журналист, которого много лет знаю, после вручения Рус-ской премии написал мне в Фейсбуке: «Ира, поздравляю, как прекрасно бы сделать интервью, но ведь не разре-шат». Пока я в пределах собственного круга, собственной квартиры, всё относительно спокойно. Спокойствие это, конечно, очень зыбкое, и трудно сказать, будет ли так завтра.

— Что ещё собираетесь издавать?
— Недавно в Киеве в Издательском доме Бураго вышла моя книга «Альменда».

— Так всё-таки в Киеве?
— Там живёт русский поэт Дмитрий Бураго, он издатель, его отец тоже был издателем. Издательская семья. Он давно предлагал мне издать книгу. Сборник вышел в Киеве, я этого не ожидала. Красивая книга. Альменда в пе-реводе с немецкого — общая земля или земля, никому не принадлежащая. В странах средневековой Западной Европы так называли неподелённые пастбища, леса, луга, пустоши, места рыбной ловли, находящиеся в общем пользовании всех членов одной или нескольких общин.

— Чем наполняет вас пребывание в Феодосии и Коктебеле?
— Ещё со времён Советского Союза Крым и Коктебель были моими любимыми местами. У меня была дача в Коктебеле много лет. Я люблю именно Восточный Крым. Люблю Феодосию, — у меня там очень много друзей, — эту скудную, на первый взгляд, природу, эти замечательные горы. Для меня это органически родные места, у меня очень много стихов о Крыме. Собственно, и в «Альменде» львиная часть стихотворений — о Крыме.

— И Коктебель ответил вам взаимностью в виде Волошинской премии.
— Да, это была большая радость, и в этом, действительно, есть что-то символическое.

Справка. Ирина Евса — автор 12-ти поэтических книг, известный переводчик, лауреат многих премий Украины и России. Её произведения печатали в журналах «Звезда», «Новый мир», «Знамя», «Октябрь», «Литературная учёба», «Радуга», «Византийский ангел», «Крещатик» и других, переводили на украинский, азербайджанский, армянский, грузинский, литовский, сербский языки.

Автор текста:
Лариса СЕМЁНОВА (газета ПОБЕДА)
Опуб. 21 сентября 2017
1100
1
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...

Читайте также

Популярные фото Феодосии