Редакция
Редакциядобавляет афишу, 18 часов назад
Редакция
Редакциядобавляет афишу, 18 часов назад
Редакция
Редакциядобавляет афишу, 18 часов назад
Редакция
Редакциядобавляет статью, 19 часов назад
Живая лента
Лариса СЕМЁНОВА (газета «Победа»)

Первая встреча потомков Стамболи в родовом гнезде

Описание

В минувшие выходные, когда Феодосия отмечала 200-летие Айвазовского, по даче Стамболи впервые гулял внучатый племянник её бывшего владельца с женой, сыном и тремя внуками.

Первая встреча потомков Стамболи в родовом гнезде

Изображения

© Фото из архива газеты «Победа»

Описание

Юбилейные торжества привлекли в наш город потомков двух известнейших феодосийских фамилий. Из Австралии приехали представители семьи великого мариниста Айвазовского, из Парижа — табачного магната Стамболи.

— Мы пригласили гостей из Франции именно в это время, чтобы они увидели размах торжеств и ощутили, как Феодосия ценит сделанное знаменитыми предками, — сообщил Виктор Вахонеев, директор музея подводной археологии, который находится в здании дачи табачного фабриканта.

Как известно, весь первый этаж самого красивого здания города посвящён истории особняка и рода Стамболи. Исследуя семейные корни, музейщики познакомились с прямым потомком хозяина дачи Иосифа Стамболи, живущим в Париже, и предложили ему своими глазами увидеть родовое гнездо.

Переговоры шли больше года, и вот, наконец, визит состоялся. Неделю назад Жорж Мачере-Стамболи первый раз переступил порог дачи и в свои 80 лет легко поднялся по высокой парадной лестнице.

— Я много читал об этом дворце, смотрел фотографии, слышал рассказы родных. Но это ничего общего не имеет с тем, что увидел в действительности. Архитектурный ансамбль очень впечатляет. А самые сильные эмоции испытываю от мысли, что по этим залам и дорожкам парка ходили мои родители и ближайшие родственники. Это ещё больше украшает для меня особняк, — поделился Жорж Мачере на пресс-конференции в воскресенье, 30 июля.

«Победа» поинтересовалась, есть ли в Париже здания подобной архитектуры?

— Нет, — ответили гость и Виктор Вахонеев, полгода работавший в столице Франции в секретариате конвенции ЮНЕСКО по защите подводно-культурного наследия.

Виктор Васильевич рассказал, что это — первый визит Георгия Анатольевича, как называют его в России, и супруги Надежды Владимировны, урождённой Волконской, в Крым:

— Они постоянно живут в Париже, иногда приезжают в Россию, а вот в Крыму никогда не были. Георгий Анатольевич — внук Моисея Вениаминовича Стамболи, чей особняк находился на месте нынешнего цветомузыкального фонтана, и внучатый племянник его родного брата Иосифа Вениаминовича, на чьей даче проходит наша встреча.

Прежде чем приехать в Феодосию, гости посетили Ялту, Ливадию, Массандру. В Симферополе встретились с заместителем председателя Совета министров республики Ларисой Опанасюк. В Евпатории пообщались с местными караимами, познакомились с популярным маршрутом «Малый Иерусалим».

Журналистов, разумеется, заинтересовали самые сильные впечатления от Крыма.

— Дворец в Массандре. Очень яркое впечатление, потому что этот проект сильно напоминает французский стиль, — ответил потомок Стамболи.

Архитекторы, в самом деле, утверждают, что Массандровский дворец построен в духе парижского Версаля.

— Второе — Ливадия, дворец, который связан с воспоминаниями о нашей семье, — продолжил гость. — Царь принимал там моего деда. Провёл с ним весь обед, много разговаривал и сказал, что сигареты Стамболи тоже курит.

Интересно было узнать, как проходила в Ливадии встреча глав государств в 1945 году. Когда идёшь по залам, ощущаешь их присутствие. До этой поездки я имел частичное представление о Крыме. Мне много о нём рассказывали мама и её сестра.

Вся семья Стамболи, дяди, тёти, братья, сёстры жили рядом, в радиусе 40 километров. Были очень гостеприимны, часто собирались на праздники, ходили вместе делать покупки. Была очень тёплая семейная атмосфера.

Они вспоминали, как проводили молодость, говорили, что лучше Крыма ничего не было, что там самые лучшие море, фрукты и всё остальное. Я подтверждаю это своим знакомством с Крымом.

Жорж Мачере — знаток и ценитель искусства, но его профессия совершенно не связана с этой сферой.

— Он — доктор физико-химических наук, достаточно известный во Франции учёный-исследователь. Интеллигентный, умный, высокообразованный и при этом очень доступный. Прекрасной души человек. Наверное, такими были профессора дореволюционной школы. Очень приятное знакомство, почтенная семья. Я вчера целый день сопровождал их по городу и не успевал за ними. Не знаю, как они себя чувствуют в Париже, но у нас были просто окрылёнными. Их тяга к знаниям, интерес и любовь к Крыму — одно из самых лучших воспоминаний об этой встрече. Они объективно подошли к нашей истории, увидели, как развивается полуостров. В нынешнем году — сто лет событиям, которые заставили их семьи покинуть Россию. Сегодня происходит своеобразное примирение с прошлым, — подвёл позже итоги визита Виктор Вахонеев.

— Я начал свою карьеру в центре атомной энергии, занимался топливом для станций, — отозвался гость на просьбу подробней рассказать о себе. — В 70-х годах Франция и Советский Союз стали тесно сотрудничать, и меня привлекли к этим программам. Я возглавлял все встречи между советскими и французскими специалистами в Париже и приезжал сюда.

Работал с комитетом по атомной энергетике, был знаком с президентом Академии наук Александровым. Не скажу, что мы с ним подружились, но до Чернобыля наши отношения развивались очень хорошо. Когда шло сотрудничество в космической сфере, участвовал в организации двух полётов французского космонавта Жан-Лу Кретьена на советских космических кораблях в 1982 и 1988 годах.

Русский язык Георгий Анатольевич знает с детства, потому что на нём говорили в семье. А вот языком караимов ни он, ни его сын не владеют. Хотя караимские блюда прямой потомок Стамболи до сих пор предпочёл бы всем другим.

— Что я люблю? Много чего: чебуреки, кубетэ, закуску из баклажанов имамбаялды. Вареники из вишен — это замечательно. Конечно, пирожки с бараниной и жареную баранину, — перечислил он свои предпочтения.

— У караимов очень вкусные национальные блюда. У вас в семье эта традиция сохраняется? Надежда Владимировна готовит блюда караимской кухни? — спросил руководитель издательского дома «Коктебель» Дмитрий Лосев.

— Традиция сохранялась, пока были живы бабушки, дяди, тёти. Даже соревнования устраивали, у кого лучше. Сейчас приходится покупать замороженные чебуреки из России. Надежда Владимировна караимскую кухню покамест не очень готовит, но она получила в подарок хорошую книгу рецептов. Надеюсь, научится, — улыбнулся гость.

До пресс-конференции он успел посидеть за дружеским столом с местными караимами и вспомнить вкус любимых угощений своего народа.

— Караимы — одна из моих первых журналистских краеведческих тем. Я был знаком с основателем феодосийской караимской общины Марком Эзровичем Хафузом. Он много делал для возрождения караимской культуры в нашем городе. Какие впечатления оставила встреча с феодосийскими караимами? — продолжил тему Дмитрий Лосев.

— Интересные, образованные люди. Мне будет очень приятно поддерживать с ними отношения, — отозвался гость. — Жаль, что во Франции нет сейчас никакой караимской общины. Были хорошие времена, когда вся семья Стамболи поселилась в Париже и вместе поддерживала традиции. Теперь, к сожалению, ничего не осталось. 

Хочу заинтересовать наших детей. В этом зале — мой сын и внуки. Я привёз их, чтобы они прониклись интересом. Пишу книгу воспоминаний о своих предках. Помню первую встречу с дедушкой Моисеем Вениаминовичем в 1942-м или 1943-м. Мне было четыре года. 

Он позвонил нам в квартиру, я открыл и даже испугался, увидев пожилого человека. Он взял меня на колени и долго со мной говорил. Очень милый, хороший человек. Книга уже почти готова, осталось вписать страницы о крымском визите.

Не обошлось без вопроса, как потомок табачного магната относится к табаку?

— Раньше я немного курил, но потом бросил. А запах табака люблю по-прежнему, — признался Георгий Анатольевич. — У караимов популярны карты. Научился в них играть и до сих пор играю.

На память о Крыме он увезёт книги, фотографии, документы, посуду с национальным орнаментом, новое вино «Стамболи» и сигареты той же марки.

Вино торговой марки «Стамболи» выпускает на полуострове представитель этой фамилии.

— Моя мама была Стамболи, это мелитопольская ветвь рода. Было желание увековечить память предков, и к визиту родственников из Франции родилась торговая марка «Стамболи», — пояснил генеральный директор фирмы «Восток-агро» Владимир Храмцов из Симферополя.

Он продемонстрировал собравшимся красивый деревянный футляр с надписью «Стамболи»:

— Это — подарочный вариант. Номер один отправляется в Париж, номер два вручаю музею. В амфоре — ликёрное вино «Рубин Крыма», получившее медали на российском и международном конкурсах.

Тут же прозвучала информация, что у родного деда Жоржа Мачере Моисея Стамболи были виноградники.

— Мы давно мечтали с Виктором о создании в этом здании музея семьи Стамболи. Я рад, что экспозиция привлекает интерес, развивается. Здесь остался дух семьи Стамболи, — высказал свои ощущения Владимир Храмцов.

После беседы Жорж Мачере прогулялся с журналистами по даче. В музейной экспозиции об истории особняка есть их с Надеждой Владимировной фотографии. Ещё до визита Георгий Анатольевич прислал для музея множество ценных материалов.

Галерею Айвазовского гости посетили в юбилейные дни. Море кисти Айвазовского их восхитило, как и феодосийское море в жизни. Георгий Анатольевич даже сравнил Феодосию с Ниццей, хотя средиземноморский город на юго-востоке Франции принято упоминать в сравнении в Ялтой. Прямой потомок Стамболи нашёл, что в Феодосии сильнее дух и колоритней архитектура.

— Когда приедете вновь? — полюбопытствовала на прощание пресса.

— Как можно быстрее, — пообещал Жорж Мачере. — Думаю, на следующий год. И уже не на неделю, а отдохнуть подольше.

Автор текста:
Лариса СЕМЁНОВА (газета «Победа»)
Опуб. 5 августа 2017
1776
1
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...

Читайте также

Популярные фото Феодосии