Живая лента
Лариса СЕМЁНОВА (газета «Победа»)

Из Австралии в Феодосию — к любимому предку

Описание

На юбилейные торжества в честь 200-летия Айвазовского в Феодосию приезжали прапраправнуки великого мариниста из Австралии и его праправнук из Москвы.

Из Австралии в Феодосию — к любимому предку

Изображения

© Фото из архива газеты «Победа»

Описание

Как известно, у живописца были четыре дочери от первого брака. Заботливый отец и дед опекал всех и провёл жизнь в окружении близких. Революция разлучила большую семью, одни потомки художника остались в России, другие уехали за рубеж.

— Сегодня его прямых потомков не так много. Это линии Арцеуловых в Москве, Латри в Великобритании и Лампси в Австралии. В Париже уже никого не осталось, — пояснила «Победе» директор феодосийской картинной галереи Айвазовского Татьяна Гайдук.

Только одна из четырёх дочерей художника, Александра Ивановна Лампси, жила в доме отца. У её старшего сына Ивана родилась дочь Варвара, которая впоследствии стала «матриархом» австралийской ветви.

На фотографии конца XIX века Айвазовский держит на коленях правнучку Варвару. В 20-е годы Варвара Ивановна с мужем, жившие в особняке прадеда, были вынуждены покинуть Россию. Они поселились в Турции, но муж вскоре умер от тифа, и Варвара осталась с двумя маленькими детьми на руках. Иногда она доходила до отчаяния от того, что их нечем накормить. К счастью, ей помогли устроиться на работу в британское посольство. 

Позже она вышла замуж за британского офицера Роджерса и переехала в Австралию. В конце июля у нас побывали её внук и две внучки со своими детьми, а вместе с внуком Алексисом Эндрю Миллером приехала ещё и жена.

За день до 200-летия мариниста, 28 июля, на презентации супер-альбома мариниста в его вилле в Феодосии десять потомков из Австралии встретились с родственником из Москвы — художником Алексеем Копалиным. Он — правнук младшей дочери живописца Жанны Ивановны, матери художника и лётчика Константина Арцеулова.

Если представители линии Арцеуловых прежде бывали в Феодосии, то для австралийцев из рода Айвазовских-Лампси эта поездка стала первой встречей с родовым имением предка.

Прапраправнуки мариниста с восторгам ходили по вилле, где ступала нога их бабушки Варвары Ивановны Лапси-Самойловой-Роджерс, от которой они узнали о своих российских корнях.

Своё пребывание в России они начали с Москвы, где с трепетом рассматривали полотна именитого предка в Третьяковской галерее, о чём писала столичная пресса. В Москве, в Третьяковке, у картины «Чёрное море» прапраправнуки расплакались. Им ещё предстояло увидеть море наяву, с того самого балкона, откуда в родном городе любовался морской стихией Айвазовский.

В Феодосии их интересовало буквально всё

— Гости, в том числе зарубежные, у нас бывают достаточно часто, но я не встречала столь коммуникабельной, разговорчивой семьи, интересующейся абсолютно всем. Они задавали массу вопросов об Айвазовском, Феодосии, культуре, современной жизни музеев, Крыме, России, — поделилась Татьяна Гайдук.

Удивительно, но прямые потомки известного всего миру живописца долгое время не представляли, к какой семье принадлежат.

— Для меня осталось загадкой, почему Варвара Ивановна не рассказала им об этом. Я спрашивала несколько раз, они отвечали в том духе, что Австралия — такая страна, в которой в пору их детства было невозможно объяснить значение его творчества. Сейчас, по их словам, ситуация немного меняется, — рассказала директор галереи. — Больше десяти лет назад к нам приезжал представитель этой семьи Дэвид Миллер. 

Он первым увидел картины Айвазовского и был поражён ими. По возвращении рассказал своим близким, и после этого прапраправнучка Луиза Селеста Россето в поездке по Европе посмотрела работы Айвазовского в европейских коллекциях и купила альбомы репродукций. Потом в Австралии случайно нашла такой альбом в букинистическом магазине. Она и открыла семье размах творчества художника.

Другая прапраправнучка — юрист из Сиднея Аманда Мари Тереза Роджерс — теперь одержима идеей сделать выставку Айвазовского в Австралии. Феодосийские хранители наследия художника объяснили ей, что даже выставка в Европе требует огромных затрат, не говоря о перевозке картин за океан. Но она не отказалась от своей идеи.

Всего в Австралии живут 27 потомков художника. По признанию профессора-онколога Эндрю Миллера, ни у кого из них нет ни одного подлинника картин великого предка.

Единственный и старейший из потомков, в частной коллекции которого хранятся полотна Айвазовского, — его праправнук Генри Сэнфорд, живущий в Лондоне. Ввиду преклонного возраста — ему 91 год, — он не смог приехать на юбилей, но попросил родственников поклониться Феодосии. Судя по данным потомков, мастерство мариниста тоже никому из них не передалось. Зато, по мнению родных, Эван, сын Эндрю, больше всех похож на Ивана Константиновича. 

Его назвали в честь великого родственника, а для поездки в Россию он специально отпустил бороду, чтобы сходство было ещё большим. По-русски из всех десяти австралийских гостей немного говорит только Аманда Мари Тереза.

После дня рождения живописца, 30 июля, они отправились на Южный берег знакомиться с местами, связанными с именем Айвазовского.

— Мы побывали в Воронцовском дворце. Дело в том, что библиотеку в Алупкинском имении составил для графа Воронцова брат первой жены художника Юлии Гревс. Я возила туда и британцев, и других гостей. Там, действительно, окунаешься в прошлое. Редкие книги, старая библиотечная мебель, огромный глобус, где Аляска называется Русской Америкой, — сказал Татьяна Гайдук. 

— Поскольку в Австралии нет следов пышной придворной жизни, всех заинтересовали дворцы, и мы поехали в Ливадию. Они трепетно относятся к той части истории и культуры, которая у них не представлена. Гуляли по Ялте, посмотрели два здания, которые некогда принадлежали дочери Айвазовского Елене Рыбицкой в тот момент, когда она была женой градоначальника Ялты. Раньше зданий было три, но одно неумело отреставрировала госпожа София Ротару. Там, где сейчас расположена её вилла «София», стоял банный павильон в восточном стиле. 

— Елена Рыбицкая построила его потому, что в гостиницах, занимавших весь первый ряд набережной, не было ванных комнат. Ванну по заказу приносили в номер, но когда появился павильон, постояльцы гостиниц стали с удовольствием ходить туда. Тем боле что строение по проекту московского архитектора Штакеншнейдера, украшенное красивым декором, выглядело интересно. Госпоже Ротару всё показалось слишком маленьким, и она восстановила павильон в масштабе 1,8. В результате формы повторил лишь главный портал, всё остальное — современная пристройка.

Конечно же, решиться на поездку в Крым семье было непросто.

— Ещё до приезда они постоянно спрашивали, какова обстановка в Крыму, обеспечена ли экономическая безопасность. Как только видели кого-то в камуфляжной форме, к примеру, охрану, интересовались — это военный? А почему он в такой форме? Много расспрашивали, каким был переход Крыма в Россию. В итоге сказали, что ни одно их опасение не подтвердилось, что в наших магазинах есть всё — сами видели, — с улыбкой вспомнила детали визита Татьяна Викторовна.

В Австралию гости увезли супер-альбом великого предка и потрясающе много фотографий.

Попрощавшись с Феодосий, они взяли курс на Санкт-Петербург, чтобы в подлиннике увидеть в Русском музее самую известную картину знаменитого родственника «Девятый вал» и другие шедевры. Петербургская пресса, как и столичная, откликнулась на их визит, и это ещё раз показало, что юбилей художника затронул не только его родную Феодосию, но и всю страну.

Автор текста:
Лариса СЕМЁНОВА (газета «Победа»)
Опуб. 11 августа 2017
1536
2
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...

Читайте также

Популярные фото Феодосии